Вот уже несколько веков университеты всего мира работа ют по "гумбольдтовской модели" (лекционно-семинарская система плюс практикумы и лабораторные работы), ориентированной в первую очередь на подготовку научных кадров. Но на пороге XXI века высшее образование стало восприниматься прежде всего как конкурентное преимущество, "пропуск" в лучшие компании, хороший старт успешной деловой карьеры. Следовательно, и требования к подготовке студентов изменились.

В современных условиях обучаемость, инициативность и гибкость мышления специалистов не менее важны, чем запас знаний. Назрело обновление программ высшей школы; и ключевым понятием этого обновления должен стать термин "конкурентоспособность выпускника" - в этом работодатели и вузы единодушны. "Учеба в вузе занимает пять-шесть лет. Как за это время изменятся потребности бизнеса, не знает даже сам бизнес, — говорит декан Высшей школы менеджмента ГУ-ВШЭ Сергей Филонович, — Поэтому одна из за¬бот университета — готовить мобильных специалистов широкого профиля, обеспечить их знаниями и навыками, достаточными для того, чтобы приспособиться к новым требованиям рынка труда".

Хочется всего и сразу

Модель университета нового поколения была предложена профессорами Говардом Стивенсоном из Гарвардской школы бизне¬са (США) и Хансом Виссема из Дельфтского технологического университета (Нидер¬ланды). По замыслу авторов, не снижая уровня академической подготовки и иссле¬довательской работы, вузы должны стать инициаторами новых видов деятельности, базой для внедрения знаний в практику, площадкой для постоянных контактов представителей академической и деловой среды. В вузах нового поколения будущие специалисты в процессе учебы получают поддержку своих предпринимательских инициатив и опыт менеджмента собственных бизнес-проектов. Пакет дисциплин по узкой специальности дополняется основательной подготовкой в области информационных технологий и знаниями из смежных отраслей. Широкий спектр подготовки также необходим для междисциплинарных исследований и выгоден выпускникам, потому что время от времени в различных секторах экономики наблюдается перепроизводство специалистов.

Такой проект реализовать не просто. Профессор Виссема говорит, что был бы счастлив, если бы удалось выполиитьдесятую часть задуманного. Но уже сейчас как зарубежом, так и в России лучшие вузы •стали меняться - именно в этом направлснии.

По словам Сергея Филоновича, в нашей стране наиболее близок к модели третьего поколения Московский физико-техничес¬кий институт (МФТИ), а «инновационные ростки» можно обнаружить во многих рос¬сийских вузах. Так, в МГУ им. М.В, Ломо¬носова — это деятельность технопарка, уп¬равления инновационной политики, цент¬ра трансфера технологий и т.п. И вот ре¬зультат; за последние пять лет около сотни новаторских идей были доведены до внедрения. А ректор Белгородского государственного университета Леонид Дятченко гордится тем, что м пять лет БелГУ стал мощным фактором преобразования регио¬нальной экономики и привлечения инвес¬тиций, благодаря организации и активной работе ряда новых подразделении (напри¬мер, центр аэрокосмического мониторинга природных ресурсов, радиоэлектроники, информационных технологий, научно-об¬разовательный центр «Биосовместимые наноструктурные материалы и покрытия медицинского назначения»).

Спорные вопросы

Если судить по объявлениям, то вакансии сейчас предлагают исключительно специа¬листам с опытом работы. А что делать тем, кто только-только со студенческой скамьи? По данным опросов портала vedomostivuz.ru, 77% студентов хотят летом ра¬ботать — набираться опыта, заодно попол¬няя свой бюджет. Не все согласны с тем, что повальный трудовой энтузиазм поло¬жительно сказывается на качестве образо¬вания, но адаптации к требованиям рынка он, очевидно, способствует.

«Сейчас работодатель рассматривает претендента, ориентируясь в основном на два показателя: бренд вуза и рекомендации, — говорит ректор ГУ-ВШЭ Ярослав Кузьминов. — Чтобы получить рекомендации и запись в резюме о наличии практического опыта, студенты совмещают учебу с работой. 65% наших студентов к выпуску имеют один—два года стажа, работают не только ради денег, и основном ради карьер¬ного трамплина».

Вузы нового поколения должны объеди¬нять представителей науки и бизнеса, заин¬тересованных и превращении идеи в кон¬кретный рыночный продукт. При этом сту¬денты могут попробовать свои силы в каче¬стве генераторов идей, исполнителей или менеджеров инновационных проектов. Это позволит им точнее оценить свой потенциал и выбрать оптимальную стратегию карьеры.

По мнению руководителя проектов группы «Про-Инвест» Виктора Лысенко, людей, имеющих задатки предпринимате¬ля, всего семь—десять %. Но заниматься в бизнес-инкубаторе полезно всем: те, у ко¬го есть талант, смогут его развить, у кого нет— научатся многому, что пригодится для другой, не предпринимательской карьеры.

В свою очередь, работодатели поддер¬живают студенческие бизнес-проекты, фи¬нансируют конкурсы предприниматель¬ских идей, приносят в вузы реальные кей¬сы, предоставляют места для практики. Так, например, Microsoft разминает различ¬ные программы лицензирования и обуче¬ния своим продуктам, поддерживает та¬лантливых учащихся, предоставляя гранты и организуя конкурсы. «Мы стремимся оказывать всестороннюю поддержку вузов¬скому сообществу, — говорит Екатерина Лажинцева. руководитель отдела академи¬ческих программ департамента стратегиче¬ских технологий Microsoft в России. — На¬пример, участники программы Studenl Partner получают доступ к полной инфор¬мации о технологиях и продуктах Microsoft и возможность общения со специалистами и партнерами корпорации, включая иссле¬довательские центры, а также коллегами из других вузов. Кроме того, мы регулярно проводим всемирно известный конкурс студенческих проектов Imagine Cup, где та¬лантливые молодые специалисты могут в полной мере проявить себя».

В то же время единого представления о возможных формах участия компаний в образовательном процессе нет. Часть экс¬пертов считает, что работодателей нужно привлекать к формированию учебных пла¬нов и предоставлять им часы для непосред¬ственной передачи опыта студентам. Но некоторые представители вузовского сообщества возражают, дескать, компании используют университетскую кафедру для саморекламы, а педагогический непрофес¬сионализм таких наставников может ис¬портить нее дело. Еще один спорный вопрос: следует ли вузам заниматься трудоустройством своих питомцев. С одной стороны, 100%-про-ценгная занятость выпускников — факт вроде бы отрадный, свидетельствующий об их конкурентоспособности. С другой сто¬роны, о жесткой системе распределения, которая была в СССР, сейчас уже никто и слышать не хочет. По данным экспертно-аналитической службы Российского союза ректоров только 1,61% опрошенных членов союза считают возможным и желательным, чтобы трудоустройство дипломированных специалистов поддерживалось законодательно. Но и выбрасывать выпускников на рынок, а потом узнавать, что они заняты на должностях, не требующих квалификации, обидно. Видимо, оптимальная стратегия где-то посередине между этими двумя крайностями. Степень ответственности за судьбу студентов каждый вуз определяет сам. Большинство ограничивается пассивной помощью: проводят ярмарки вакансий, поддерживают на своем сайте страничку с объявлениями о приеме на работу и т.п. "Задача вуза не трудоустроить студента, а помочь ему сделать карьеру", — таково мнение руководителя Центра карьеры АНХ при правительстве РФ Нины Андреевой.

Объективная информация

Новые подходы к образованию требуют новых методов оценки качества образования и принципов формирования рейтингов вузов. Поскольку речь идет о конкурентоспособности, то на первый план при оценке рейтинга вуза выдвигаются показатели трудоустройства и последующего карьерного роста выпускников.

Тем не менее в ежегодном рейтинге вузов Министерства образования и науки РФ учитываются лишь данные о профессор¬ско-преподавательском составе, численно¬сти студентов и аспирантов, научно-педа¬гогической деятельности, материально-технической оснащенности и социально-бытовых условиях. А между тем, по данным опросов. больше половины абитуриентов напрямую связывают выбор вуза с последу¬ющим карьерным ростом.

Когда Британский совет по финансированию высшего образования (Higher Education Funding Council for England) про¬вел исследование востребованности выпускников британских вузов, оказалось, что В Десятку лидеров с показателем трудоустройства 99-100% знаменитые Оксфорд и Кембридж не вошли. МГУ им. М.В. Ломоносова, априори считающийся лучшим вузом нашей страны, тоже не может похвастаться лидерством по показателю "трудоустройство". По данным исследовательского центра портала SuperJob.ru, где проанализировали более миллиона резюме российских специалистов, оценивая их занятость и заработную плату, по позиции "занятость по специальности" впереди всех оказались Финансовая академия, МГИМО, МЭСИ и ГУ-ВШЭ.

Информация о вузе, дальнейшей судьбе молодых специалистов в первую очередь важ¬на для старшеклассников и их родителей, так как облегчит выбор учебного заведения, соответствующего их амбициям и возможностям. Но все же не стоит забывать о том, что отставание высшего профессионального образования от потребностей экономики и бизнеса объективно неизбежно. Появление нового поколения университетов может этот разрыв сократить.